Идеальный православный брак

Идеальный православный брак

Покайтесь, ибо Господь грядет судить

Православный брак

Православие – это не просто обязанность, которую мы выполняем воскресным утром и о которой забываем, покинув храм; Православие – это образ жизни. А образ жизни включает в себя всю совокупность привычек и взглядов, мыслей и действий: стиль жизни и способ жизни. Для нас, православных, Христианство – хлеб наш насущный и, как рыба в воде, должны мы жить в Вере. Будучи последователями Христа, мы должны тянуться к Нему и Его Церкви, а не к идеалам современного мира. И это становится особенно очевидным при посещении монастырей, где среда, дух, весь образ жизни – все в духе Православия.

Большинство из нас, православных христиан, живет не в монастырях, у нас семья, дом, дети, работа. При этом многие православные миряне впадают в заблуждение, считая, что от них не требуется столь самоотверженного последования Христу, как от монашествующих. Это, конечно, не так: все христиане – избрали они монашеский образ жизни или нет – призваны Христом к покаянию и жизни вечной. Среди православных христиан нет «классов», но все они равны и все должны быть последователями Христа, вне зависимости от положения, которое они занимают в Церкви.

Однако нам, мирянам, очень трудно изо дня в день вести христианский образ жизни, ибо мы постоянно находимся в обществе не только не христианском, но зачастую, и все более и более, враждебном христианской вере. Но это не должно расхолаживать нас, ведь об этом говорил и Сам Христос: «Се Аз посылаю вас яко овцы посреде волков: будите убо мудри яко змия, и цели яко голубие» (Матф. 10,16)

Прочным оплотом для православных мирян в этих условиях является брак и семейная жизнь, установленные благословением Божиим для спасения всех членов семьи. Чтобы лучше разобраться в этом, давайте рассмотрим канонические основы брака, находящиеся в Священном Писании и хранящиеся в Священном Предании, выражающем мировоззрение Церкви.

Взгляды на брак в Ветхом и Новом Завете

С пришествием Христа главной целью брака перестает быть потомство и продолжение рода, хотя это по прежнему остается его важной составляющей. Но Христос пришел в мир и принес залог воскресения мертвых и вечной жизни, сообщив христианскому браку новую цель – стяжание жизни вечной супругами и детьми.

Муж глава есть жены. Мы знаем, что любое учреждение или организация – будь то Церковь, приход, монастырь, или, в миру, банк, корпорация или школа – должны иметь главу, руководителя. То же самое относится и к успешному браку, ибо семья также является организацией, организацией духовной и физической. Согласно Священному Писанию и Священному Преданию главой брака является муж. Вспомним еще раз апостола Павла: «муж глава жене. «. Муж, будучи главой, олицетворяет в семье принцип власти. Как священник является духовной главой прихода, и отвечает перед Богом за прихожан, будучи духовной властью в приходе, так и муж есть священник в семье, и отвечает за ход семейной жизни.

Вот что говорил об этом св. Iоанн Златоуст: «Поистине, разве слугу удержишь страхом, да и его не удержишь, ибо он вскоре оставит тебя. Но спутницу жизни, мать детей своих, источник всех радостей, не достоит сковывать страхом и угрозами, но привязывать любовью и добрым расположением. Что за союз, когда жена трепещет пред мужем? И что за радость мужу жить с женой как с рабыней? Даже если претерпишь от нее многое, не гневайся на нее, как Христос не гневается на Церковь».

Мужчины, мужья, настоящая любовь начинается когда мы отдаем себя другим. Мы начинаем любить – в христианском смысле – когда начинаем отдавать. Некто пришел к св. Iоанну Златоусту с жалобой, что жена его не любит. Святой отвечал: «Иди домой и люби ее». «Ты не понял,» – возразил мужчина, – «как я могу любить ее, если она меня не любит?» «Иди домой, и люби ее» – повторил святой. И он был прав. Если нет любви, чтобы обрести ее, надо полюбить самому.

Мужчины часто жалуются священникам, что жены не любят их. А потом священник узнает, что мужчина ничего не делает для того, чтобы его любили, просто ожидая любви, словно некий идол, ожидающий жертв и поклонения. Таким мужьям следует уяснить, что единственный способ заслужить любовь супруги, это любить самому, ведь в жизни мы обычно получаем взамен то, что отдаем сами: ненависть за ненависть, любовь за любовь.

Отцы Церкви говорят, что христианские мужья должны любить своих жен больше, чем свои мирские обязанности, ибо нет успеха выше чем счастливая семья, и если неладно в семье, то все другие достижения теряют смысл. Наши семьи заслуживают самого лучшего. Сегодня среди нас слишком много таких, кто отдают все лучшее в мир, а все плохое оставляют для дома. Именно поэтому Отцы Церкви учат нас ценить превыше всего общество наших жен, и предпочитать быть дома с ними, нежели на работе. Мужья, и будущие мужья, давайте вспомним и слова нашего современника, Андре Моруа: «Я сделал выбор на всю жизнь; отныне моя цель – не искать того, кто мне приятен, но делать приятное тому, кого я избрал. »

Апостол Павел говорит: «Жены, своим мужем повинуйтеся, якоже Господу. Но якоже Церковь повинуется Христу, такожде и жены своим мужем во всем» (Ефес.5;22,24).

В современном обществе, особенно здесь, в Америке, и в первую очередь в средствах массовой информации: кино, телевидении, журналах и книгах – дух послушания представляют чем-то заслуживающим презрения. Вместо этого нас на каждом углу призывают поступать по своему, выбирать лучшее, удовлетворять все свои прихоти и желания. Но, как мы уже говорили, православный брак не является частью мирского, секулярного общества. Его цели и цели общества не просто расходятся – они диаметрально противоположны. Цель христианского брака – вечная жизнь со Иисусом Христом в Царствии Небесном, а цель мирского общества – наслаждение, всевозможные удовольствия, самооправдание и своеволие.

Однако, Священное Писание и Священное Предание открывают нам, что послушание есть начало христианского совершенства, что подчинение и послушание способствуют стяжанию прочих добродетелей. С другой стороны, своеволие разжигает страсть гордости и постепенно отчуждает личность от христианского образа мыслей и жизни. Митрополит Антоний (Храповицкий) пишет: «Если хочешь быть хорошим, умным человеком, а не глупой овцой в стаде, не соглашайся со своими современниками, погибающими духовно и физически; не иди путем своеволия, но путем послушания. Только тогда будешь личностью. Тогда, возможно. один. сохранишь веру, неожесточенное сердце и благородную душу, и не уподобишься потрепанному бурей флюгеру, как большинство наших современников».

Сам Христос явил пример совершенного послушания, ибо по Своему послушанию воле Отца предался Он ради нас на страдания и смерть, и привел нас от греха к свободе и спасению.

Признаки успешного брака

Жизненный опыт говорит нам, что когда двое вступают в брак, они сразу же начинают понимать, что между ними существует масса отличий. Практически, мы совершенно не знаем самих себя, пока не вступим в брак. Мы слишком погружены в себя, и нужен кто-то другой, чтобы помочь нам увидеть себя со стороны, такими, какие мы есть на самом деле. Одно из преимуществ успешного брака – то, что супруги всегда готовы выслушать друг друга, играя роль своего рода домашнего психолога. Мы знаем, как много эмоциональных проблем возникает, когда над человеком довлеет некое внутреннее бремя, которое ему не с кем разделить. Если брак благополучный, супруги поверяют друг другу свои печали, уверенные во взаимопонимании, не стараясь «сохранить лицо».

Брак – это не миссионерское предприятие! В браке достаточно собственных сложностей и без того, чтобы каждый супруг старался перевоспитать или переделать другого. Одно из наиболее распространенных и наиболее серьезных заблуждений молодых супругов – это вступать в брак в надежде изменить другого.

Истинная любовь исключает навязывание себя и стремление переделать любимого, но призывает к росту. Как? Во-первых, принимая другого человека таким, какой он есть. Когда мы вступаем в брак, мы не обязуемся изменить супруга, но соглашаемся любить его таким, какой он есть. Лучший способ изменить жену или мужа – это измениться самому, исправить свои недостатки, в соответствии с наставлениями Христа ученикам.

Мы считаем неверностью факт супружеской измены. Но неверность может проявляться и по-другому: когда работа, родители, увлечения или что-либо другое становится выше семьи. Это тоже неверность. Тот, кто не готов поставить брак выше карьеры, родителей, друзей, отдыха, не готов к браку, и такой брак не будет прочным. Брак – для взрослых, а не для детей.

Если правильно застегнуть первую пуговицу пиджака, за ней встанут на место и остальные. Но если первая пуговица попала не в ту петлю – все пойдет вкривь и вкось. Так и в браке: необходимо правильно установить приоритеты и расположить все по порядку. Мужья, если для вас на первом месте жены – а для вас, жены, на первом месте мужья – в вашем браке все встанет на свои места.

Есть много признаков успешного брака но, с моей точки зрения, наиболее важными являются три:

1. Похвала. Ни один брак не может быть успешным, если супруги не ценят друг друга. Каждый человек время от времени нуждается в поощрении, и ничто не убивает любовь быстрее, чем непрестанные упреки. Когда мы, мужья и жены, поощряем друг друга – будь то по серьезному поводу или нет – мы даем понять супругу, что любим и ценим его. Взаимное поощрение укрепляет брак, и именно его больше всего не хватает в современных семьях.

2. Прощение. Без прощения не может быть счастливого брака. Когда семейные пары спрашивают меня: «Как вы считаете, можем мы спасти наш брак?», я всегда отвечаю: «Да, если вы готовы прощать друг друга». И такое прощение требуется не только в кризисные моменты семейной жизни, а каждодневно. В хороших семьях супруги постоянно просят друг у друга прощения. Если мы не делаем этого, нанесенные нами раны не заживут. А тогда мы начинаем охладевать и отдаляться друг от друга, не получая той Божьей благодати, которая дается тем супругам, которые умеют прощать.

3. Время. Для создания хорошей семьи требуется время, ее не создашь за один день. Семья должна вырасти, этот процесс долог и труден и, как все хорошее в жизни, дается усилиями и трудом. Если вы собираетесь вступить в брак, помните: мы живем в обществе мгновенного удовлетворения желаний, и приучены получать все сразу, немедленно. Это наше нетерпение оказывает самое разрушительное влияние на брак, даже на православный брак. Если мы не проявляем достаточной терпимости друг к другу, если мы не желаем тратить много лет на создание семьи, наш брак обречен.

Идеальный православный брак

Автор Неганова Евгения | 10.9.07 14:40 (Хитов 4236)

Доклад на богословской конференции «Учение Церкви о человеке» (Москва, 5-8 ноября 2001 г.).

Начало христианского брака восходит к первым дням человеческого бытия, о его установлении мы читаем на первых страницах Библии. Бог, создав первого человека Адама, сотворил потом ему помощницу — жену, Сам привел ее к Адаму, благословил их и сказал: “плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею” (Быт.1,28). Так брак получил свое начало.

Также следует обратить внимание на то обстоятельство, что первозданному человеку не сразу дается жена. При сотворении животных было так, что парные особи каждого рода явились сразу, а между созданием мужа и созданием жены прошло некоторое время. Это обстоятельство оказывается очень важным для определения самой природы брачного отношения. Если первозданному человеку не сразу дается жена, то это потому, что первый человек, должен был осознать необходимость иметь ее, должен был почувствовать потребность в ней (осознанию этой потребности помогает наречение Адамом имен животным, как об этом пишет святитель Филарет: “Следствие обозрения и наречения животных было то, что “человеку не нашлось помощника подобного ему”. “Не нашлось” более значит, нежели “не было”. Первое предполагает понятие искания, или желания предмета. Из сего видно, что рассматривание животных, сотворенных по четам, привело человека к мысли о чете человеческой”(2). Жена не навязывается мужу, со стороны последнего сначала ожидается свободное желание иметь ее; очевидно, в этом выразилось, с одной стороны, уважение к нравственной свободе человеческого существа, с другой — признание в основании брачного отношения нравственного начала — разумной свободной воли, свободного выбора. Животные лишены этого права, потому что они лишены самого начала нравственной свободы. Далее, по повествованию Библии, Творец создал Адаму жену из ребра его, тогда как животные особи женского пола произошли отдельно от особей мужского пола; в этом опять нельзя не увидеть очень важного различия между отношением полов у человека и животных: без сомнения, этот способ создания первой жены указывает, что отношение полов у человека должно представлять самое тесное, неразрывное единство, тогда как отношения различных полов у животных не подчинены этому закону. “И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему” (Быт. 2, 18). Для чего же нужна первому человеку эта “соответствующая” помощница, для создания которой требуется свободное осознание потребности в ней? Очевидно, что не только для деторождения, хотя, последнее тоже очень важно. Ведь нужно отметить, что слова “нехорошо быть человеку одному” (Быт.2,18), сказаны до момента приведения к Адаму животных и наречения им имен, когда Адам, увидев, что все животные созданы Богом по парам для размножения, мог прийти к осознанию потребности иметь себе помощницу для осуществления тех же целей. Значит, Адам осознал потребность в “восполняющем” (некоторые исследователи предлагают такой перевод (3) еще до рассмотрения животных и не размножение человека есть главная причина сотворения ему помощника. Увидев Еву, Адам говорит: “вот это кость от костей моих и плоть от плоти моей” (Быт.2, 23), признавая ее своей неотъемлемой частью, с которой он связан всецело и нераздельно: “поэтому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут два одна плоть” (Быт. 2, 24). (Здесь следует обратить внимание на то, что ни жена должна прилепится к мужу, как следовало бы ожидать, ведь она создана после него и из него, а муж прилепляется к жене, в этом заключается, на наш взгляд, прообраз будущего «оставления» Сыном Отца и прилепления Его к Своей невесте — Церкви (4).) Следовательно, назначение помощницы в том, чтобы вместе с ней обрести некое новое бытие, заключающееся в единении двух человеческих личностей. Видимо, сам по себе первый человек представлял нечто неполное, нецельное, ему нужен был соответствующий помощник по всей видимости для того, чтобы при его содействии и обрести полноту и цельность. И на основании приведенного библейского указания муж и жена представляют две части этого целого. При этом суть восполнения Евой Адама заключалась не в том, что она должна была восполнить какие-то несовершенства природы последнего: “Если Бог не одобрил первоначальное одиночное существование первозданного человека, то не потому, что он в своей природе — самой в себе — носил что-нибудь несовершенное, но именно потому, что он был один в своем роде. “Нехорошо быть человеку одному”, сказал Бог, — нехорошо, очевидно, в том отношении, что многие из его сил и способностей не находили себе соответствия и применения, что, при замкнутости его в себе самом, его способности могли бы заглохнуть, или по крайней мере не могли бы совершенствоваться и развиваться. Первозданному человеку поэтому и нужен был “соответствующий” ему помощник, т.е. такая же человеческая личность, какою он был сам, — существо, которое бы обладало силами и способностями, соответствующими тем, какие принадлежали ему, чтобы через взаимодействие мужа и его помощницы-жены могла быть достигнута гармоническая цельность человеческой деятельности и жизни вообще” (5). Таким образом, сущность брака заключается в цельном и полном соединении двух человеческих личностей. Святитель Иоанн Златоуст говорит еще, что жена нужна человеку для утешения: “Сколько бы бессловесные ни были нам полезны своими услугами, но помощь оказываемая Адаму женою, другого рода и гораздо превосходнее…Жена — целое, совершенное и полное существо, может и беседовать и в силу единства природы доставлять великое утешение. Ведь для его (мужа) утешения и создано это существо” (6).

Теперь вернемся к вопросу деторождения. В брак, понимаемый как полное и тесное соединение двух людей, конечно, должна была входить и физическая сторона, — по божественному определению, с браком прямо соединено размножение людей; но и в этом отношении задача брака является высокой, потому что с размножением людей, по прямому определению Божию, связана нравственная цель, — господство человека над землей и всеми неразумными ее обитателями, т.е. торжество на земле разумно-нравственного начала. Человек есть венец творения, он носитель образа и подобия Божия и в нем, как существе сознательном и свободном, раскрывается слава Божья, а потому умножение людей есть умножение славы Божьей. Бог через брак передает человеку Свою творческую функцию: “Бог закончил акт творения: но человек назначен продолжить его”(9). Брак дает бытие новым существам, которые предназначены к вечному блаженству, через это открывается бесконечная благость и любовь Божья. Таким образом, тайна брака — это еще и тайна распространения царства Божия на земле.

Исходя из того, что брак был установлен при самом творении человека, некоторые исследователи говорят даже о том, что закон брака «положен в самом существе человеческой природы»(11). И потому дальнейшая судьба брака была всегда связана с нравственным состоянием самого человека. Брак пал так же, как человек, и в него проникло разъединяющее самолюбие и грубая чувственность, хотя некоторые исследователи считают, что «таинство брака было тем единственным каналом, через который благодать Божия непрестанно изливалась на греховное человечество» (12). И так же, как человек, он был восстановлен и поднят на большую высоту, чем это даже было в раю, пришествием Спасителя, ведь в свете евангельской истории в браке открываются неизвестные ранее цели и смыслы. И очень важно в этом отношении присутствие Христа на брачном пире в Кане Галилейской и совершение Им первого чуда превращения воды в вино, совершая которое, он впервые с очевидностью являет свою божественную природу.. Первый брак Господь благословил в раю, среди довольства и изобилия, второй брак он благословил в Кане, устранив скудость, восполнив недостающее, которое возможно понимать и как недостающее духовное. И еще совершение чуда символизирует, что брак сам по себе тоже есть нечто чудесное, что в нем происходит преображение, результатом которого является радость (ведь вино есть символ радости: «Вино, которое веселит сердце человека» (Пс. 103, 15)), и эта радость благословлена Господом. И, совершая первым чудо дарования радости, Христос знаменует этим с самого начала смысл своего пришествия и своего завета: даровать людям радость и любовь, а то, что это происходит впервые на брачном пире, показывает тесную связь брака с идеей спасения и искупления. В Евангелии, вообще, очень часто используется брак в качестве символа, например, когда Христос говорит о Своем втором пришествии (Мф.25:1-12), когда Он говорит о тайне Своего воплощения и искупления через единение с человечеством (Мф.22:2-14), в Апокалипсисе говорится о тайне брака Агнца и жены Его (Апок.19:6-8), т.е. брак упоминается в связи с такими краеугольными моментами, как воплощение, искупление, второе пришествие, сочетание души со Христом в веке будущем. В этом нельзя не видеть того, что под покровом брака скрывается что-то таинственное, небесное, вечное, что брак есть образ чего-то божественного, сверхчеловеческого, что начало его — здесь, на земле, а завершение, исполнение — на небе, в вечности. Поэтому апостол и говорит: «и будут двое одна плоть. Тайна сия велика, я говорю по отношению к Христу и Церкви». (Еф.5:31-32). Параллель эта основывается не на внешнем сходстве, а на внутреннем единстве и тесной их связи между собою, так как единение мужа и жены подобно единству Христа и Церкови. «Христианская супружеская любовь, понимаемая прежде всего как полное и неразрывное нравственное общение жизни, для взаимодополнения и взаимовспоможения, имеет глубокое природное основание. Взаимовосполняя друг друга в брачном жизнеобщении, супруги, с течением времени, все теснее и теснее соединяются между собою. Мысли и чувства одного делаются понятными для другого без слов, каждый видит в другом как бы часть самого себя»(13). При таких условиях, «христианская идея слияния двух жизней в одно неразрывное целое, выражаемая в словах апостола — ни муж без жены, ни жена без мужа, в Господе, (1 Кор.11:11) — становится действительностию. Каждый из супругов любит другого как самого себя, или даже больше, чем себя, во всякую минуту готов пожертвовать для него всем. Супружеская любовь делается, таким образом, действительным отображением беспредельной любви Христа к Церкви, по которой Он даже себя предал за нее»(14). Человек оставляет отца и мать, чтобы быть одной плотию с женой, а Сын Божий «оставил» Отца Небесного, сошел на землю и через воплощение стал единою плотию со Своею Церковью. Духовный союз Христа и Церкви является продолжением и осуществлением тайны брака. И этот союз имеет характер жертвенности, ведь Христу «необходимо» было принести в жертву Себя (иначе не сохранилась бы свобода выбора), чтобы освятить нас, представить Себе без пятна и порока. И поэтому супружеские отношения тоже несут характер жертвенности, кажется, что они своей жертвенной любовью, преодолевая грех и пороки, освящая друг друга, повторяют подвиг Христов. Оказывается, что тайна брака непосредственно связана и реализуется в тайне искупления, тайна искупления реализуется в тайне Церкви, именно поэтому апостол тайну брака возводит к Церкви Христовой. «Действительно велика и более чем велика есть и будет эта тайна, потому что, какое общение и единство, близость и родство имеет жена к мужу и муж к жене, такое …имеет Владыка и Творец всего со всей Церковью, как с одной женщиной» (15).

В конечном счете девственность христианского брака должна получить свое завершение в обретении целомудрия. Целомудрие выражается в восстановлении целостности человека, утраченной в грехопадении, целостности, которая понимается как обретение себя единой плотью с другим человеком при взаимном устремлении ко Христу. И это единство, возводящее супругов ко Христу, пронизывает, безусловно, все стороны человека. Начинаясь с сопряжения сердец, ума и духа двух любящих людей, это единение полно и предельно раскрывается в их телесном соединении, которое становится теперь уже «не жадным обладанием одного другим, не пассивной отдачей одного другому, а таинством…т.е. таким действием, которое прямо исходит от Бога и приводит к Нему»(22). Более того, телесные отношения в браке могут быть уподоблены (понимая всю относительность подобного сравнения) таинству Евхаристии: «в качестве таинства тела Христова, предлагаемого телам верующих как пища-любовь, она (Евхаристия- прим. Е.Н.) таинственно и глубоко родственна браку, поскольку он тоже — таинство телесной любви, которой обмениваются супруги во имя Господа Иисуса»(23), «телесный брак тоже, по учению одного из отцов Церкви, предстает таинством, подобным Евхаристии, причащению верующих . В каком смысле? В том смысле, что в Евхаристии силой Божией, чудом соединяющей любви и веря друг во друга верующий и Христос делаются едиными. И в браке (конечно, на другом уровне и по-иному), благодаря взаимной вере и взаимной любви, два человека перерастают всякую рознь и делаются единым существом, одной личностью в двух лицах. Это является одновременно полнотой брака душевно-духовно-телесного и полнотой целомудрия, когда два человека друг ко другу относятся как к святыне и все свои отношения, включая и телесные, превращают в таинство, в нечто превосходящее землю и возносящее в вечность»(24).

И, как уже было сказано, только с помощью Христа и во Христе это единство может быть достигнуто. В связи с этим важно упомянуть слова Иоанна Златоуста, который говорит, что «в браке душа соединяется с Богом неизреченным неким союзом»(25). Ведь, действительно, любовь обладает тем свойством, что любя другого человека, мы прозреваем в нем сквозь эмпирическое несовершенство идеальный лик, сквозь телесную конечность — его бесконечное вневременное бытие, таким образом, мы прозреваем Самого Бога, ибо только он может быть источником таких качеств, как идеальность и бесконечность. И потому, по словам Г.Марселя: «Любить человека значит сказать ему: «Ты не умрешь!» (26), ибо четкое ощущение неотмирности нашей любви открывает другое измерение человеческого бытия, и оказывается, что «любовь приводит человека к порогу, за которым его «религиозное чувство» готово принять откровение»(27).

И если так высок идеал христианского брака, что он призывает людей к духовному совершенству, аскетизму, жертвенности, посвящению своей жизни Христу, если он есть живое отпечатление благодатного союза Христа с Церковью, то, конечно, брачный путь является спасительным и, наверное, в этом смысле ничем не уступает девству. Сам Господь ясно указывает два пути христианской жизни — супружество и чистое безбрачие (Мф. 19, 3-12). И первый путь, супружество, как мы видели, вмещается не всеми, т.е. «каждый имеет свое дарование от Бога, один так, другой иначе» (1 Кор. 7, 7). Соответственно своему дарованию человек должен и из супружества, и из девства «как из некоторого вещества, художнически обрабатывать и созидать добродетель»(29). Цели, которые ставятся Господом, едины для всех людей, женатых и неженатых, но пути их достижения различны. «Одинаковые для всех общие определения евангельского закона должны получить, так сказать, свой особый отпечаток у различных людей, соответственно их индивидуальным особенностям и назначенному для каждого особому призванию в жизни; иначе сказать, в осуществлении евангельского закона необходимо должен заключаться индивидуальный момент»(30). .

Интернет-проект, освещающий религиозную жизнь Киева и всей Украины в целом Религия и не только. Семейные ценности и забота о вашем здоровье

Православный брак. В чем смысл церковного брака, таинства венчания?

Я и дом мой будем служить Господу.

Приветствуйте Прискиллу и Акиллу… и домашнюю их церковь.

Две цели, для которых установлен брак: чтобы мы жили целомудренно чтобы делались отцами; но главнейшая из этих двух целей — целомудрие.

Святитель Иоанн Златоуст († 407).

Законною целью соединения с женщиной должно быть рождение и воспитание детей. Когда же вступающий в бpак имеет в виду только чувственные наслаждения, стpемится только угодить похотям своей плоти, то он глубоко заблуждается и таким соединением с женщиной вносит беспоpядок в жизненные отношения, дуpные последствия котоpого вполне естественно отзываются на нем самом и его потомстве.

Преподобный Максим Исповедник († 662).

Как изобразить счастье супружества, которое заключает сама Церковь, которое утверждает молитва, запечатлевает благословение, объявляют Ангелы и окончательно утверждает Отец. Как приятно иго двух сердец, соединенных одною надеждою, одним учением, одним законом. Они как дети одного Отца, как рабы одного Господа; нет между ними никакого раздора ни в душе, ни в теле. Они два в одной плоти. Где плоть одна, там и дух один. Они вместе молятся, вместе преклоняют колена, вместе постятся, взаимно наставляют и увещевают друг друга. Они вместе присутствуют в церкви и на трапезе Господней, вместе терпят гонения, вместе наслаждаются и спокойствием. Они ничего не таят друг от друга, не бывают в тягость один другому. Свободно посещают больных, без стеснения раздают милостыню, без развлечения стоят в молитвенных собраниях; вместе поют псалмы и гимны и взаимно возбуждают друг друга к прославлению Господа.

Пресвитер Тертуллиан (II-III вв.).

Связанные узами супружества, заменяем мы друг другу и руки и слух, и ноги. Супружество и малосильного делает вдвое сильным, доставляет великую радость благожелателям и печаль недоброжелателям. Общие заботы супругов облегчают для них скорби; общие радости для них обоих восхитительнее. Для единодушных супругов богатство приятнее, а в скудости само единодушие приятнее богатства. Для них супружеские узы служат ключом целомудрия и пожелания, печатью необходимой привязанности. У них одно питие из домашнего источника, которого не вкушают посторонние, которое не вытекает ниоткуда, и ниоткуда не притекает. Составляя одну плоть, они имеют и одну душу, и взаимною любовью одинаково возбуждают друг в друге усердие к благочестию. Ибо супружество не удаляет от Бога, а, напротив, более привязывает, потому что больше имеет побуждений.

Святитель Григорий Богослов (329-389).

“Закон брака” заключается в следующих словах: сего ради оставит человек отца своего и свою мать и прилепится к жене своей; и будут два плоть одна (Быт. 2, 24).

Зачатие и рождение совершаются не без Промысла Божия; то и другое есть Божие дело, Божий дар.

Святитель Филарет, митрополит Московский (1783-1867).

Форма обручального благословения епископа, как доносит ее до нас текст одной из древних литургий, была проста и содержала краткое молитвенное благопожелание: “Благослови, Господи, кольцо это. ибо как оно венчает палец человека. так и благодать Святого Духа пусть окружает жениха и невесту, чтобы они видели сыновей и дочерей до третьего и четвертого рода, которые да восхвалят имя Твое”. Это благословение раскрывает суть христианского брака: одухотворение чувственной любви, призывание Божией помощи, укрепляющей к совместному введению в жизнь благих, спасительных устоев нравственности и продолжению этих духовных начал в потомстве.

Кольца на их руках свидетельствуют, что отныне Господь с ними, чтобы поставить их “укрепленным городом и железным столбом” и напоминать им о “дружестве юности, о любви” и их желании “быть святыней Господа, начатком плодов Его” (Иер. 1, 18; 2, 3). Им сообщается ревность к славным делам, к свидетельству истины, к восприятию щедрот Божиих, ибо всесильно благословение Божие: “Господь бодрствует над словом Своим, чтоб оно скоро исполнилось” (Иер. 1, 12). В этом залог крепости их совместной жизни и ее смысл; в этом тайна сохранения взаимной любви, немеркнущей во времени. Бог посылает Ангела шествовать пред ними и вести их в Царство Небесное. Открыть же для себя это Царство, которое, по слову Христа, “внутрь вас есть” – внутри их совместной любви, – помогают обручившимся молитвы и благословение Церкви, преподаваемые им в чине венчания.

Протоиерей Геннадий Нефедов (XX век)

Самые нежные родители не могут пожелать любимейшим детям своим столько благ, сколько испрашивает им у Бога святая церковь при совершении таинства брака. Она воссылает моления ко Господу, где просит Его ниспослать им “любви совершенней, мирней и помощи; о еже сохранитеся им в единомыслии и твердой вере; о еже благословитеся им в непорочном жительстве…”

Священник Александр Рождественский (1872-1905).

Как счастлив дом, где все – дети и родители, без единого исключения – вместе верят в Бога. В таком доме царит радость товарищества. Такой дом, как преддверие Неба. В нем никогда не может быть отчуждения.

Страстотерпица царица Александра (1872-1918).

Счастье в брачной жизни дается только тем, кто исполняет заповеди Божии и относится к браку как к Таинству христианской Церкви.

Преподобный Нектарий Оптинский (1853-1928).

Игумен Петр (Мещеринов) (XX-XXI вв.).

Тайна семьи, о которой говорил апостол Павел, есть вообще тайна духовного расширения, которое рождается из самых недр семейной жизни. Конечно, глубочайшее значение имеет здесь рождение детей, которое не только несет с собой радость, но и реализует чувство “полноты”, которое так ярко выступает тогда, когда муж и жена становятся “родителями”: появление в семье детей есть действительно реальное вхождение в сферу бесконечного бытия. От поколения к поколению, от родителей к детям, которым предстоит в свое время тоже стать “родителями”, тянется непрерывное единство человечества.

Профессор протоиерей В. Зеньковский (ХХ век).

Телесный брак предстает таинством, подобным Евхаристии, причащению верующих. В каком смысле? В том смысле, что в Евхаристии силой Божией, чудом соединяющей веры и любви верующий и Христос делаются едиными. И в браке… благодаря взаимной вере и взаимной любви два человека перерастают всякую рознь и делаются единым существом, одной личностью в двух лицах. Это является одновременно полнотой брака душевно-духовно-телесного и полнотой целомудрия, когда два человека друг ко другу относятся как к святыне, и все свои отношения, включая и телесные, превращают в таинство, в нечто превосходящее землю и возносящее в вечность.

…Во Христе, в Боге благодатью Святого Духа они делаются единой плотью, единым существом, оставаясь вместе с тем единственными и неповторимыми личностями. В браке преодолевается последний предел разделения. В идеале отношения мужа и жены – это не жадность, это не желание обладать, это не хищничество, а благоговейное зрение и отдача себя другому, и приятие другого в себя самого в любви, в созерцательной тайне любви. Это идеал брака.

Иоакимо — Анновский храм Можайска

О светском и церковном понимании брака, семейном счастье, кризисе мужского воспитания и многом другом в своей беседе с корреспондентом портала Православие.Ru рассуждает священник Илия Провада, клирик храма Рождества Иоанна Предтечи в Ивановском, отец семерых детей.

— У светского и церковного брака могут быть разные цели и задачи. В чем-то они могут и соприкасаться, но, бесспорно, существует одно важное отличие.

Церковный брак ставит своей целью научиться любить, в первую очередь.

Церковные представления о нашей жизни таковы: здесь мы воспитываем себя для будущей жизни, и войдет в Царствие Небесное только тот человек, который научился любить. Апостол Павел говорит, что без любви человек может говорить всеми языками — человеческими и даже ангельскими, но речь его будет «медь звенящая или кимвал звучащий» (1Кор.13:1). Т.е. если человек прожил свою жизнь и приобрел все, что только можно, но не научился любить, то считай — жил зря. Поэтому основная задача — научиться любить. И брак в церковном понимании — это идеальная школа любви.

— А что означает выражение «научиться любить»? Ты либо любишь, либо нет.

— Очень важно определиться, что мы вкладываем в понятие «любви». Вот, если устроить опрос «что такое любовь», то мы увидим, что само слово это уже истерлось. Люди забывают о его истинной смысловой нагрузке. Оттого светское и церковное понимание любви могут сильно различаться и даже противоречить друг другу.

— В чем конкретно?

Есть хорошая книжка Клайва Льюиса «Письма Баламута». Там описывается, в частности, как опытный бес учит молодого бесенка людей искушать. В своем письме он рассуждает примерно так: «Как это так: Бог любит человека и при этом оставил ему свободную волю? Я этого не понимаю! Как можно любить и оставлять свободу?! Я ведь тоже люблю человека — по-своему, по-бесовски. По мне любовь — это что такое? Это значит его пожрать! Съесть, чтобы он на весь мир смотрел бы моими глазами. Уничтожить личность».

Вот и получается, что по сути дела житейское понимание любви — часто бесовское. Слышали, как влюбленные иногда признаются друг другу: «Мне с тобою хорошо!», «Я хочу, чтобы ты всегда был со мною». Т.е. люди думают прежде всего о себе, о своих чувствах. Светское понимание любви зачастую бывает потребительским, в нем кроется услаждение самого себя. Человек наслаждается физически и душевно. Но чувства, если не работать над ними и не расти духовно, сходят на нет. И спустя время люди так же искренне говорят: «Мне с тобой плохо. Давай разойдемся…»

Церковное понимание любви — это когда человек «окунается» в другую личность и забывает самого себя. Почему так важно научиться любить? — Потому что в этом состояло грехопадение. Казалось бы, сотворил Бог человека, дал ему все необходимое и только одно требование просил соблюсти. Не принципиально, что именно нельзя было трогать — дерево или же что-то еще. Это было некое испытание, потому что человек был морально нейтральным. Он был свободен, и надо было как-то первый раз этой свободой воспользоваться. И когда человек выбрал свою собственную волю, не посоветовавшись с Господом, он тем самым отделил себя от Бога. Условно говоря, у него произошел своеобразный психологический процесс: он понял, что «вот это — я. Это — мое мнение, мое решение, и вообще, это вот — мое пространство, а что вне этого пространства — это уже не я».

— Наверное, большинство современных людей разделяют такую установку. Разве это не естественно?

Нет, это эгоцентризм, который именно тогда и зародился. И цель нашего пребывания на Земле — выйти за его рамки, потому что когда человек произносит «я», он, по идее, должен подразумевать и Бога, и других «я». Это не значит, что человек полностью растворяет свою личность. Нет. Он может оставаться индивидуальностью, но при этом помнить, что все мы настолько взаимосвязаны друг с другом и, тем более, с Господом, что когда принимаем какие-то решения, то должны принимать во внимание и все, что вокруг нас: и людей, и Бога, и природу. Научиться любить — значит научиться отдавать отчет в том, что рядом всегда есть кто-то абсолютно такой же, как и ты, и который нуждается в том же, в чем и ты. И никогда этого не забывать.

Но сразу и по-настоящему полюбить всё и всех вокруг себя невозможно. И потому человек должен вначале научиться любить кого-то одного. Я считаю, что Господь промыслительно разделил человечество на мужской и женский пол. Люди тянутся друг к другу сначала зачастую на физиологическом уровне, но потом затрагиваются более глубокие пласты отношений — душевные и духовные.

И вот Господь создал семью. И вы — два разных человека — должны научиться друг с другом сосуществовать, впустить в свое личное пространство чужое пространство, чтобы они стали единым целым. И если это получится, вот тогда уже можно будет рассуждать о том, любит ли человек Бога или не любит. Потому что Господь для большинства людей представляется абстракцией: да, Он есть где-то там. А в Евангелии четко сказано: «Люби ближнего твоего, как самого себя» (Мф.19:19). А людей ближе, чем муж и жена, просто не придумаешь.

— А как же кровные родственники? Родители, дети, братья, сестры?

Церковь знает разные степени родства. Например, у родных братьев степень родства — единичка. Между детьми и родителями степень родства тоже единица, а у мужа и жены — ноль! Так что муж и жена — одна плоть, и их отношения — самые тесные. В церковном понимании брак — школа любви, поэтому если человек эту школу бросает, то тем самым он подписывает себе приговор в том, что несостоятелен, не умеет любить, не готов к Царствию Небесному, раз не научился любить даже одного — не десять, не сто, а и одного не научился любить.

Чаще всего Господь сводит друг с другом людей диаметрально противоположных, словно хочет сказать: «Смотри, вот абсолютно другой человек, у него совсем иной взгляд на мир и на вещи, чем у тебя. Но он тоже имеет право на существование и свое мнение. И с ним тоже можно сосуществовать». Если мы это сможем, то мы станем богаче, мы станем шире своего собственного я, больше, чем свое я.

— Да, есть такое выражение: «противоположности притягиваются». Но, в то же время, всюду говорится, что для создания гармоничного брака у супругов должны быть схожие взгляды на жизнь, единые устои, цели и способы достижения этих целей. Насколько такое утверждение справедливо в отношении церковного брака?

— В этом плане есть вещи принципиальные, а есть второстепенные. Принципиальные — это чтобы религиозные взгляды были едиными. Наиболее ярко это проявится, когда появятся дети, и их надо будет воспитывать в единой системе ценностей. Если у супругов по этому вопросу разные взгляды — возникнут сложности. Когда мама говорит одно, а папа другое, ребенок растет в деструктивной обстановке.

— Давайте исходить из того, что оба супруга — христиане. Браки с людьми другой веры — тема сама по себе очень сложная и глубокая, и мы просто не успеем ее обсудить.

Если религиозная картина мира у супругов общая, то тогда вещи второстепенные можно и потерпеть. Главное, чтобы цели и задачи были общие. Даже если поначалу, предположим, это был чисто светский брак, а впоследствии кто-то из супругов пришел к вере и воцерковился, то как показывает современная практика, если со стороны одного из супругов есть трезвое отношение к вере, вторая «половина» с годами тоже «подтягивается». Потому что христианство, настоящее христианство, — это очень красивый и чистый образ жизни. Около настоящего христианина хочется «погреться», около него хорошо.

Вспомним историю. У первых христиан большинство супружеских пар пребывали в такой ситуации: кто-то из супругов обретал для себя Христа, а кто-то нет. По этому поводу апостол Павел написал, что верующая жена освящает своей жизнью неверующего мужа, а верующий муж — неверующую жену.

Иначе обстоит дело, когда юноша и девушка еще не вступили в брак, а только собираются создать семью, и при этом девушка, например, воцерковленная, а юноша совершенно далек от веры.

— Но вы ведь только что говорили о том, что вторая половинка «подтянется» за верующей.

— Это другая ситуация. Один московский проповедник сказал по этому поводу так: «Если воцерковленная девушка придет к батюшке за советом, выходить ли ей за светского человека, то ей можно ответить, что это — то же самое, что выйти замуж за медведя. Мишку ведь тоже можно как-то приручить и даже заставить кататься на велосипеде. Но в какой-то момент он услышит зов природы и уйдет в лес, а тебя оцарапает».

Как мы уже говорили, у человека невоцерковленного понятия о любви и целях семейной жизни — иное. А если оба супруга — воцерковлены, им будет проще найти общий язык, сохранить семью, чем, к примеру, супругам, живущим мерками светского брака.

— В светской среде основной упор делается на чувства: «Мне нравится», «Мне с тобой хорошо». Сегодня — хорошо, а завтра — плохо, и вот уже человек думает: «Наверное, любовь прошла…» Но ведь чувства — самый примитивный тип взаимоотношений, в то время как у человека существует 3 уровня восприятия всего вокруг — телесный, душевный и духовный.

И вот, когда у людей было много «партнеров» (слово-то какое отвратительное!), когда они пожили половой жизнью до заключения брака, то дар истинной любви пропадает. Так всё на уровне чувственного и телесного и остается. Как искали они эти чувства телесно-душевного комфорта и удовольствия, так и продолжают искать. И кроме этой чувственности уже ничего не ищут, ничего им больше не надо.

— Расскажите, пожалуйста, об остальных уровнях восприятия.

— Душевное восприятие — это когда мы получаем какую-то информацию на ментальном уровне. Никогда не надо путать душевное с духовным.

Духовное восприятие — чисто в религиозных рамках, сквозь призму Евангелия, сквозь призму христианского понимания нашей жизни — что мы готовим себя к жизни вечной.

— Возможно ли вообще обрести счастье в не венчанном, но зарегистрированном в ЗАГСЕ браке?

— Я думаю, можно, в том случае, если супруги придут к христианскому пониманию цели брака. Но опять же, если они придут к этому, то, скорее всего, обвенчаются. Хотя, наверняка, есть исключения, когда люди счастливо прожили лет 40-50, расписавшись лишь в ЗАГСЕ. И будет ошибкой, если кто-то им скажет, что они не венчаны и всю жизнь прожили в блуде. Они честно прожили друг по отношению к другу — не изменяли, детишек нарожали. Я думаю, они все равно будут счастливы.

— Некоторые ученые социологи говорят, что институт семьи себя исчерпал. Как вы прокомментируете это заявление?

Когда разрушается институт семьи, то разрушается самое идеальное средство подготовки человека к будущей жизни, разрушается самая идеальная школа любви. И человек костенеет в своем эгоизме. Как это происходит? — Когда, например, создается брачный контракт, где все настолько жестко регламентировано, что если муж или жена его нарушают, то все вопросы решаются с адвокатом супруга. Люди лукаво переиначивают институт брака в такое состояние, когда можно костенеть в своем эгоизме и при этом сохранять иллюзию семьи.

— А как Вы относитесь в такой позиции: «Надо сначала получить образование». Это отговорка?

— Нет, это нормальная здравая позиция. Но при этом надо помнить: нельзя начинать половую жизнь до свадьбы. Я считаю, что это одна из грубейших ошибок, которые разрушают наше общество. Часто молодые люди просто боятся брать на себя какую-либо ответственность. Сейчас кризис мужественности: из 100 парней, может быть, один будет более-менее хорошим отцом семейства и мужем.

— Почему это происходит?

— Сейчас очень много молодых людей, которые выросли в неполноценных семьях или, например, были у родителей единственным ребенком, или же воспитывались одной матерью, а потому и стереотип жизни у них не мужской. Воспитанный подобным образом молодой человек привык заботиться о своем комфорте и боится принимать решения. Сейчас молодые люди вообще всего сплошь и рядом боятся — создавать семью, рожать детей, — и приводят этому кучу оправданий. Но это все отговорки: человек либо хочет семью и детей, либо нет. Если он хочет, то берет и делает. И все становится проще. Когда у мужчины появляется ребенок, все становится проще.

— Мне видится в этом парадокс.

— Материально становится, конечно же, сложнее, но вот мировозренчески — проще, потому что сразу становится понятно, зачем надо зарабатывать деньги, и что нужно делать в жизни помимо работы. До рождения детей молодой человек может очень долго маяться — искать себя в том, в другом, в третьем. А тут — все. Вот — моя любимая жена, вот — мои любимые дети, и я буду работать, не покладая рук, чтобы моим любимым людям, моей семье было хорошо, уютно, комфортно. Чтобы они были одеты, насыщены, обучены. И у мужчины возникает ощущение полноты жизни.

— У некоторых мужчин полнота жизни возникает уже оттого, что они раз в полгода меняют машину или же ездят в путешествия.

— Это некая иллюзия полноты жизни, которая, кстати, хорошо иллюстрирует разговор о чувственном восприятии жизни. Помнится, Пелевин в одном из своих романов описывал, что когда в 1980-х годах «из-за бугра» привозили кроссовки или джинсы, эйфории хватало на полгода. Сейчас, чтобы испытать подобное, надо купить новый джип. И так все больше и больше: вот уже и в кругосветное путешествие надо. А оно даст ощущение полноты только на время путешествия: как вернулся домой — вновь пустота, надо снова что-то придумывать. Всё как у ребенка: чем больше у него игрушек, тем быстрее они ему надоедают: одной поиграл — выкинул, другой поиграл — выкинул, не интересно. А вот когда у него не десять, не ящик, а одна-две игрушки, тогда он их бережет, долго ими играет, не кидает. Так что если человек бегает от цели к цели, это иллюзия полноты жизни. А семья может дать ощущение полноты жизни раз и навсегда, до конца земных дней.

— Отчего же возникает это ощущение пустоты?

— В первую очередь, это религиозная проблема. Ведь что такое «религия»? Само это слово происходит от латинского «religare», что означает «воссоединять», «восстанавливать». Соответственно, и религия означает восстановление потерянной связи. Что за потерянная связь? Мы уже говорили о том, что когда человек совершил грехопадение, он сам оборвал ту связь, которая соединяла его с Богом. И вот человек всю жизнь мается, стремится — часто неосознанно — что-то изменить в своей жизни. Понимает, что что-то не так, а что изменить, не знает. Живет — словно плывет по течению, пытается получить какие-то удовольствия. Кто-то, чтобы ощутить «полноту» жизни, берет в руки бутылку или наркотики. Кто-то идет по карьерной лестнице, окунается во власть, радуется этой власти, кто-то радуется богатству и потребительству. Но все эти радости преходящие. Потом человек все равно остается у разбитого корыта и понимает — не то!

А религиозный человек через Богооткровенную книгу — Священное Писание — понимает, что произошло и чего он ищет. Не хватает ему связи с Богом. Он ищет, как эту связь восстановить. Вся религия, церковность, христианство — есть восстановление потерянной связи. Мы как эмбрионы, которым перерезали пуповину: еще какое-то время вроде бы живем, но не получаем того, что должны получить, и маемся. А перестанем маяться лишь тогда, когда Господа для себя обретем. Если у любого человека спросить: «Вам хотелось бы жить в любви, мире и добре?», всякий бы ответил: «Конечно же, да!» А посмотрите реальности в лицо: в семье люди ссорятся, не понимают друг друга, друзья ссорятся, родственники подчас так воюют, что по полжизни не поддерживают отношения. А в глобальном плане люди миллионами уничтожают друг друга. И при всем этом каждый хочет жить в любви и мире. А не получается, потому что связь с Богом утрачена.

Или, например, у каждого человека есть ощущение, что он — на самом деле не такой, какой сейчас! «Это сейчас я немножечко плохой, но на самом-то деле я лучше. И когда-нибудь я стану хорошим. Сейчас у меня пока не получается, лишь пока я не соответствую своему собственному “я”». И человек всю жизнь проживает с этим несоответствием.

Или же человек прекрасно осознает, что смертен. Но в глубине души у него живет убежденность: «Я буду всегда». Думаю, если и рьяный атеист не будет себя обманывать, то признает, что даже у него есть четкая убежденность: «Я буду всегда». Все эти противоречия в жизни оттого, что мы эту «пуповину» перерезали, оборвали с Господом связь.

Чтобы все это привести в соответствие, чтобы, наступила, наконец эта полнота жизни, надо соединиться с Богом. Но как? — Научившись любить.

— Как Вы считаете, Адам и Ева могли считаться первой семьей? И как должны были строиться между ними отношения, планировалось ли появление новых людей, детей?

— Я думаю, это тайна Божия. Безусловно, их можно назвать семьей, но не совсем в нашем понимании этого слова. Возможно, у них даже плоть была другая — не такая, как у нас сейчас, потому что все нынешние законы физики — законы падшего мира. Изначально мир должен был жить по-другому. Самый яркий тому пример: не должно было быть смерти. И законы физики в Раю, возможно, были какими-то другими. Не было тления, была, наверное, какая-то другая плоть. Ведь Господь говорит, что каждая душа после воскресения мертвых получит плоть. Но она будет другой — преображенной, иной. И до грехопадения всё было по-иному.

Помните, в книге Бытия описывается, что после грехопадения Адам и Ева увидели, что они наги? Здесь на самом деле очень тонкий психологический момент: «На меня смотрит другой, он меня как-то оценивает, что-то обо мне думает, может, он сейчас посмеется надо мной»… и возникает желание спрятаться. То есть каждый из них осознал: «Вот, есть я, есть мое пространство. А как все остальные на меня смотрят? Я лучше от них закроюсь, оболочкой спрячусь». Так появился эгоцентризм, а отсюда — и гордыня, и тщеславие, и зависть, и зложелательство. И воровство, и убийство.

— То есть самое главное в нашей жизни — жить ради семьи?

Если человек живет только ради семьи, то рано или поздно он останется у разбитого корыта. Очень важно, чтобы большая часть нашего сердца принадлежала Господу, чтобы мы Его обрели. Тогда баланс будет правильным, и мы все вытянем: и за родителями сможем ухаживать, и все от них претерпим, и с супругом проживем, и там, где надо, смиримся.

Даже если человек одинок, но большая часть его сердца пребывает с Господом, то у него на душе и при термоядерной войне будет радостно. На эту тему есть очень хороший рассказ Тургенева «Живые мощи»: о том, в каких условиях и в каком состоянии человек может жить и при этом быть абсолютно счастливым.

— Есть расхожее выражение: «Любовь с первого взгляда». Иногда люди рассказывают, что, увидев впервые будущего спутника жизни, они сразу же понимали: «Вот она (он)!» Причем, иногда об этом говорят оба супруга. Как по-вашему, стоит ли доверять таким ощущениям? Может быть, Господь так промыслительно озаряет души людей неким откровением?

— Я вижу эту ситуацию немного по-иному. Любовь — это дар Господа. И этот дар нужно заслужить определенной чистотой жизни. Некоторые люди в юности, когда они чисты, могут сразу взять и влюбиться. И они могут назвать это любовью с первого взгляда. Но сама по себе влюбленность — это любовь в зачаточном состоянии. А потом она должна совершенствоваться. И лучше всего, если она будет совершенствоваться в духовном понимании смысла нашей жизни. Тогда семья будет только крепнуть. И отношения между супругами будут переходить в нечто более качественное и глубокое, нежели чувства.

— Как по-вашему, в идеале сколько должно быть в семье детей?

— Потому что это самое идеальное соотношение, когда старший ребенок начинает полноценно ухаживать за младшим. И тогда они растут в более-менее гармоничной ситуации. Один ребенок — это огромнейший труд родителей, двое — то же, трое — просто большой труд.

А вот если детей пятеро, то они уже сами начинают воспитывать друг друга, и родителям надо их немного направлять и помогать. И когда они вырастут, они будут уже более-менее подготовлены к тому, чтобы создать семью и самим стать родителями.

— Почему в наше время у такого большого числа семейных пар нет детей? Причем, иногда это происходит при полном физическом здоровье обоих супругов.

— Я думаю, когда в России не останется ни одного ребенка в детдомах, тогда эта проблема сама собою разрешится. Мне кажется, Господь так промыслительно устраивает, чтобы люди забирали детишек из детдомов. Я по нашему приходу знаю массу случаев, когда люди из детдома брали малыша, не имея возможности родить своего. И Господь тут же им эту возможность посылал, наверное, в подарок за то, что они решились на такой шаг.

— Возможно, людей останавливает то, что детдомовские дети часто происходят из неблагополучных семей, вот и боятся дурной наследственности.

— А вся генетика лечится любовью. Я знаю такие семьи, где все эти неправильности сходят на нет.

— А что для вас семья?

— Семья — идеальнейшее средство не закостенеть в эгоизме, выйти за рамки своего собственного «я», даже немножечко забыть, как меня зовут и какого я года рождения, позабыть о себе. Личность свою никчемную позабыть и посмотреть на других. Идеальнейшее средство. Если бы этого не было в моей жизни, мне, наверное, приходилось бы ежедневно в 2 часа ночи вставать, читать акафисты и сотнями бить поклоны, чтобы как-то справиться со своими страстями, с гордыней своей. А тут… только честно неси этот крест, а все средства уже есть. И подвиги никакие не надо уже совершать. Просто смиренно неси этот крест и в голову даже не бери, что его можно с себя сбросить. И все будет нормально.

— Сколько у вас детей?

Семеро. Так получилось. Изначально не было об этом никакого замысла.

Это как если бы захотели мы после весны, когда снег сошел, искупаться, и пришли на водоем. Солнышко вроде греет. Ногу обмакнули — ледяная! И думаем: может быть, сейчас лучше одеться и уйти, а искупаться… потом, когда-нибудь. И вдруг решаем: «А, ладно», — и прыгаем. А когда прыгнули, то уже и ничего вроде, и поплыли…

Лично от себя я всем молодым людям желаю такой решимости, потому что мужчина раскрывается, когда берет на себя ответственность, когда он становится спиною для кого-то, защитой. Позор мужчинке, если он живет только ради себя, это уничтожение всей мужественности, которая только существует.

— Вы рано женились?

— Любовь с первого взгляда?

— Нет, я не скажу, что это так. Отношения были достаточно осмысленными. Конечно, сейчас они стали еще более осмысленными, но я был бы уже более придирчив до неправильности. В молодости, конечно, проще ужиться. Я понял, что с этим человеком могу создать семью, вырастить детей.

Но я хочу сказать, что если бы мы оба не были воцерковленными людьми на момент встречи, то, думаю, давно бы расстались.

— И как же удалось сохранить крепкую семью?

— Очень важное правило для семейной жизни, один из главных ее «технических принципов», я прочитал в дневнике Чехова. Он повторил эту мысль дважды: «Самое главное, самое главное — не унижай своего близкого. Лучше сказать: “Ангел мой!”, а не “Дурак”!»

Источники:
Идеальный православный брак
идеальный православный брак Покайтесь, ибо Господь грядет судить Православный брак Православие – это не
http://www.omolenko.com/publicistic/yang.htm
Идеальный православный брак 1
Новости и публикации о Христианстве, общение христиан
http://www.dubus.by/modules/myarticles/article_storyid_971.html
Интернет-проект, освещающий религиозную жизнь Киева и всей Украины в целом Религия и не только
Православный брак. В чем смысл церковного брака, таинства венчания? Я и дом мой будем служить Господу. (Нав. 24, 15). Приветствуйте Прискиллу и Акил
http://www.m-x.org.ua/brak-i-semya/v-chem-smyisl-idealnogo-pravoslavnogo-braka.html
Иоакимо — Анновский храм Можайска
Иоакимо — Анновский храм Можайска О светском и церковном понимании брака, семейном счастье, кризисе мужского воспитания и многом другом в своей беседе с корреспондентом
http://ioakimo-annovskiy.prihod.ru/2015/02/11/brak-v-tcerkovnom-ponimanii-idealnaya-shkola-lyubvi/

COMMENTS